Родная кровь



Родная кровь

Родная кровьМой ребенок, родной, дочечка, сыночек — все эти слова появляются не сразу, и вначале кажутся чужеродными и непривычными.

Мы пройдем долгий путь в девять месяцев ожидания, чтобы кирпичик за кирпичиком выстроить прочную защиту под названием «родная кровь«.

Защиту от собственного ребенка. Вы шокированы? — я тоже.

Ученые всех мастей — от генетиков до философов признают самым большим чудом рождение Человека. Случайная встреча двух клеток, наподобие лотереи. Таинство их соединения, ДНК, гены… И уже, зачастую даже ничего не подозревающие люди становятся причастными к зарождению новой личности.



Именно сейчас эта личность свободна в той степени, в какой не будет больше свободна никогда в жизни. Ведь в ее генах заложены задатки, которые накапливались поколениями — не только родителей, но и человечества в целом. Эта будущая личность может стать, извините за банальность, кем угодно — от Эйнштейна до Наполеона.

Уступки

«А, что там лишняя сигаретка, — загазованность в городе еще больше. Бокал вина — даже врач разрешает выпить… Диета — иногда можно и нарушить… Скандалим, часто — ничего, сейчас все нервные…»

Перечень таких уступок складывается в целую житейскую философию «нас так растили и ничего«. И с каждой такой уступкой мы сужаем и ограничиваем возможности будущего ребенка — в здоровье, в творчестве, в развитии. Немного сужаем — до своего уровня.

Индивидуальность

Далеко не каждый способен жить с мыслью, что из его ребенка может вырасти кто угодно в прямом смысле слова. Осознание того, что ребенок, к которому вы имеете прямое отношение, — другой человек — невыносимо.

Хочется быть причастным к своему творению. Как это сделать самым простым способом — изначально решить, что мой ребенок должен быть на меня похож. А замечательно устроенная наша психика начинает работать по принципу избирательности и постоянно подкидывает нам факты, которые соответствуют этой теории.

Отсюда и «чьи у нас глазки», и «чьи у нас ушки«. Поэтому родители, зачастую необоснованно ссылаясь на генетику, поддерживают и развивают в ребенке те задатки, которые им привычны, знакомы — то есть, свои собственные (или те, которые очень хотелось реализовать), «Любовь к музыке у ребенка от мамы, серьезный, как папа, усердие от бабушки… и т.д. и т.п. Одним словом — родная кровь». Такие заявления и мысли не только приятны нам и родственникам, но и отлично защищают. Отчего?

Во-первых, от страха. Страха перед индивидуальностью ребенка. Вот он-лежит, несколько дней от рождения, такой незнакомый, «чужой». И чувствует он по-своему, и мысли какие-то есть. Тревожно, как перед встречей с незнакомым лично человеком, о котором уже давно наслышаны.

Только другого человека мы стремимся узнать, пообщаться с ним, а с ребенком проще, раз он наш, то на нас и похож. Еще это замечательная профилактика «сюрпризов» какой неожиданности можно ожидать от похожего на тебя человека? Да только такой же, как от себя самого, то есть опять все ожидаемо, предсказуемо и менее тревожно.

Во-вторых, это защита от ответственности. «Что поделаешь, он такой же вспыльчивый, неусидчивый, неспособный к математике и т.д. как… (тут следует вставить имя родственника)». Как быстро мы отказываемся от действия (от общения в первую очередь), когда находим простое объяснение проявлению ребенка. И сразу закрываем себе возможность узнать его именно в этом направлении.

Оружие

Но как любая защита, эта приобретает все признаки оружия, готового для нападения.

Испытание властью всегда было одним из самых тяжелых в жизни человека. И если кажется, что это испытание встречается на пути не каждого, то это не так. Власть над безмолвным, слабым и беззащитным, знакома, если не по высказываниям, то по мыслям — «Мой ребенок, что хочу, то и делаю».

Власть становится тем оружием, которое рождается из защиты и начинает действовать во вред ребенку. Та самая свобода, о которой говорилось выше, ничего, по сути, не стоит. Потому что свобода предполагает возможность выбора, которой до своего рождения ребенок не обладает. Он полностью зависит от нас — от того, что мы едим, что думаем, и как относимся к человечку внутри нас.

Изначально родители и выполняют функцию выбора за ребенка. От выбора рациона и приданного — до выбора места рождения. Конечно, легко увлечься и не заметить грани, между тем, когда действительно необходимо сделать выбор за ребенка, и когда мы делаем этот выбор, реализуя и показывая свою власть над ребенком.

Итак, кирпичик за кирпичиком защита готова! Мы говорим себе «родной ребенок», когда боимся его уникальности и неповторимости. Мы думаем о «своем» ребенке, когда бессильны перед его поступками. В заявлениях о «родной кровиночке” мы проявляем свою родительскую власть. А как же по-другому стать родителями?

Выбирая способ общения и отношения с ребенком, мы реализуем свою причастность к рождению и воспитанию. И только в процессе взаимодействия рождается любовь, которая обезоруживает и делает двух людей по-настоящему родными.

А знаете ли вы, что…

В детстве Эйнштейн не был особенно способным ребенком. Он казался отсталым (как и Черчилль), поздно начал говорить. Все это кажется несколько странным, особенно для будущего математика. Как правило, математические способности проявляются в очень раннем возрасте.

Многие из выдающихся математиков уже задавали вопросы о больших или бесконечно больших числах, когда им не было и трех. А Эйнштейн в детстве не проявлял математических способностей, но не следует думать, что он был вовсе лишен их. Они просто не обнаруживались в раннем возрасте. В школе он тоже учился из рук вон плохо, ничто не выдавало в нем гения. Однако, как мы знаем, это не так.

Уважаемые читатели блога Pererojdenie.info, что для вас означает «родная кровь», оставляйте комментарии или отзывы ниже. Кому то это очень пригодиться!



Комментарии 0

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.